Тема страха в литературе

Тема страха в литературе

  • By
  • Posted on
  • Category : Без рубрики

для -адреса За дополнительной информацией обращайтесь по адресу .

Выполнил: ученик 5 Б класса Данилов С. Учитель :Максимович И. А. - презентация

Кто вперед идет, того страх не берет. Страшно видится, а сделается- слюбится. На всякую беду страха не напасешься.

Фольклор Верхнего Дона. Я на свадьбице была Я думала, свету нету А теперь да испытал, в Севастополе бывал. В чистом поле страх там, горе.

Откуда взялся"гамельнский крысолов" В истории человеческой цивилизации есть несколько архетипических образов, которые всем известны и которые кочуют по фольклору, по сказкам и легендам, по произведениям искусства - картинам, романам, операм и даже мультфильмам. Одним из таких образов является образ Крысолова. Крысы сопровождали человека на всем пути его развития. По словам зоологов, крысы жили еще во времена динозавров, и их не брало ничего: Они были истинным бичом человека, страшной проблемой, особенно во времена Средневековья, когда люди очень плотно жили в маленьких грязных городах.

Понятное дело, что там крысам было истинное раздолье. Крыса всегда вызывала у человека неодолимый страх, хотя практически всегда жила рядом с ним мог-бы привыкнуть за тысячи-то лет

Русалки и водяные В мировом фольклоре существует множество историй о полуженщинах, полурыбах, обольстительных обитательницах морских пучин Истоки этих легенд восходят к Древнему Вавилону Почему они сохранились и по сей день. Может быть, правы современные психологи, утверждающие, что этот образ символизирует сексуальное желание, ведущее к саморазрушению. В наши дни люди, как правило, отрицают существование русалок, так же как и единорогов Эти мифические существа, с телом лошади или другого животного, но обязательно с одним единственным рогом, часто упоминаются в сказках и преданиях Только ли благодаря человеческой фантазии вошли они в фольклор.

И хотя теперь он обладал сокровищами и русалкой, выполнявшей его желания, при этом он оставался пленником.

вербализующих концепт «страх» в английской и русской лингвокультурах. его фольклоре, а именно в пословицах и поговорках. Ведь изучение.

Будет долго в свете жить; Будут внуки веселить Вместе с нею мать, отца До земного их конца. Но в других произведениях неотвратимость вмешательства потусторонних сил так очевидна, что приходится смириться с чем-то страшным и неведомым. В произведениях, где главенствует тема страха, мир реальный тесно соприкасается с миром нереальным, сказочным, потусторонним. Эти миры очень тесно переплетаются. Где вымысел, где правда, бывает трудно разобрать.

Мир, в котором есть нечто загадочное, непознанное, кажется очень интересным, даже если потусторонние силы выглядят опасными. Читатель прекрасно понимает, что все, о чем говорится в произведении, — это вымысел. Однако как бы рациональны и скептичны мы ни были, все равно у нас остается интерес к тому, что нельзя объяснить с точки зрения здравого смысла. В большинстве сказок все-таки добро обязательно побеждает зло, каким бы страшным и пугающим это зло не было. И у читателя остается ощущение, что он сам избежал реальной опасности.

Конечно, не всегда все так просто. Некоторые сказки зловещи по своей сути. Пусть в конце добро и побеждает. Но если прочитать внимательнее, то в этой победе все равно много зла.

2.1. Фольклорные мотивы и образы в ранних рассказах Габриэля Гарсиа Маркеса

Цель работы обусловила постановку и решение следующих задач: С учетом поставленных задач в работе применялись следующие лингвистические методы: Последовательность анализа определила структуру исследования, которая состоит из введения; основной части, состоящей из трех глав; заключения, содержащего выводы о проделанной работе; списка литературы. СТРАХ - страшо-ок — страш-н ый - страшн-о - страшн-еньк-о — страшн-оват-о — страшен-н-ый — пре-страшный — бес-страш-н ый — страш-и-ть — у-страшить — не-устраш-им ый.

Значит, в полном повиновении, покорности держать, воспитывать и т. А когда-то он ей казался героем, рыцарем без страха и упрека.

Мышь не безобразна — не во внешности её лежит источник страха”, — читаем в работе М.Волошина. Возможно, этот страх обусловлен своего рода.

И в шуме пущенной турбины Мерещится, что мать — не мать. Что ты — не ты, что дом — чужбина. Пастернак Труднее всего заметить то, что лежит у тебя непосредственно перед глазами; как-то привычнее отправляться в поисках необычайного и тайного вдаль, к экзотическим народам или по крайней мере в глубинку, подальше от цивилизации. Между тем неведомые культурные миры располагаются неслыханно близко, всего лишь на расстоянии протянутой руки.

Мир детства, откуда все мы пришли когда-то, — лишь один из многих таких культурных миров. В постижении детской субкультуры и детского фольклора, детской мифологии в последнее десятилетие совершен безусловный и впечатляющий прорыв. Изданы две представительные антологии школьного фольклора 1. В итоге многочисленных публикаций перед заинтересованными фольклористами и обескураженными педагогами неожиданно всплыл целый архипелаг — тысячи и тысячи текстов непонятно какого происхождения и столь же непонятной, а подчас и пугающей природы.

Молодые филологи, сами студенты или вчерашние школьники, охотно записывали у своих сверстников или младших сестер, братьев и их приятелей все, что те могли вспомнить и сообщить, мало заботясь о том, можно ли это называть фольклором или как-нибудь по-другому. А также о том, соответствуют ли данные тексты нравственным нормам нашего общества или, наоборот, бессовестно их нарушают.

Происходившие параллельно общественные перемены сначала позволили обсуждать любые вопросы и приватно, и публично, а позднее и публиковать любые тексты.

Детские секреты в научном освещении

Отдельное место страх занимает искусстве, как-то: Московский фотограф исследует природу своих маний самым действенным способом: Чего же он боится?

Выставка исследует универсальное понятие страха и источники его «свой –чужой», а также в мифологии и фольклоре. Участники.

Актуальность настоящего исследования обусловлена двумя основополагающими представлениями европейского языкознания: Расширение исследований в области лингвокультурологии во многом объясняется сменой парадигм в лингвистике. Современный этап развития научной мысли характеризуется важнейшим методологическим сдвигом в сторону гуманитарного знания. Для лингвистики этот методологический поворот означает возрастание интереса к языку как феномену человеческой культуры.

Внутри лингвистики вычленяются дисциплины, занимающиеся изучением языка в тесной связи с сознанием и мышлением человека, культурой и духовной жизнью народов. В рамках указанной тенденции изучение лингвокультурной проблематики становится все более актуальным. Лингвокультурный подход к изучению эмоциональной сферы и ее вербального представления позволяет выявлять специфическую логику, свойственную носителям той или иной лингвокультуры.

Страх является одним из ключевых концептов культуры, то есть обусловленной культурой ядерной базовой единицей картины мира, обладающей экзистенциальной значимостью и для отдельной языковой личности, и для лингвокультурного сообщества в целом. Страх рассматривается в качестве одного из основных эмоциональных концептов.

Заметим, что под последним обычно понимается этнокультурно обусловленное, вербально оформленное образование, включающее помимо понятия культурную ценность и замещающее человеку в процессе рефлексии и коммуникации однопорядковые элементы мира.

Понятие фольклора, виды и классификация.

Такая задача сравнительно легко разрешима, если сюжет непосредственно отражает это прошлое. Сложнее обстоит дело, когда мы в фольклоре встречаемся с мотивами и сюжетами, которые явно непосредственно не восходят ни к какой исторической действительности. Старое продолжает сосуществовать с новым или параллельно или вступая с ним в различные соединения гибридного характера, которые невозможны ни в природе, ни в истории.

Ведь чаще всего причина страха заключается в пугающей неопределенности. При этом все равно остается вопрос: «Почему Петух не испугался.

Бутенко Под черным юмором обычно понимается сочетание смешного с ужасным, трагическим. Его цель — рассмешив, напугать, или же, напротив, напугав, рассмешить. К этому виду юмора относятся анекдоты про уродов, покойников, вампиров, кровожадных родителей и несчастных или жестоких детей, про кровь и увечья. Что же касается смешного, то пристрастие к осмеянию уродств, насмешки над смертью и страданиями издавна присутствуют в народном искусстве балагана, в русском лубке.

Юродствуют и ерничают герои средневековых карнавалов, скоморохи, шуты. В отечественном фольклоре глумление над смертью мы видим в страшных сказках, жестоких романсах, легендах. Значительная их часть посвящена семейным отношениям. В подростковом фольклоре сегодня черный юмор существует в подавляющем большинстве случаев в виде дву- и четверостишей. Они легко запоминаются и очень похожи на частушки или бравые пионерские вирши, почему нередко в быту черный юмор еще называют садистскими стихами.

В подавляющем большинстве их речь идет о чадах и домочадцах, чрезвычайно жестоких по отношению друг к другу. Такой фольклор до недавнего времени крайне редко оказывался научным предметом. А между тем этот материал чрезвычайно богат сведениями, характеризующими развитие личности, становление ее отношений с внешним миром, восприятие экзистенциальных проблем в сегодняшнем обществе.

Почему столь велика в черном юморе подростков роль семьи? Каков автопортрет подростка в семейном интерьере?

10 СТРАШНЫХ СУЩЕСТВ РУССКОЙ МИФОЛОГИИ, о которых вы не знаете

Жизнь без страха не просто возможна, а полностью достижима! Узнай как избавиться от страхов, кликни здесь!